Над Булгаковым дончане «издеваться» не стали…

Атмосфера театральных четвергов приобрела стабильности, и гастроли донецкого театра им. Артема приучили артемовскую публику к определенным правилам игры. Для меня походы в театр превратились в традицию с неизменным антуражем и знакомыми чертами: почти полный зал, посредственная игра актеров, звонки телефонов зрителей, оживленные разговоры, будто присутствующие собрались у соседей на чай с водкой, отсутствие буфета в антрактах, как и отсутствие собственно самых антрактов.

Надо отдать должное, в отличие от предыдущего представления с удобным для заик названием "Боинг-Боинг", которое откровенно тянуло на шабашку второго состава труппы, над Булгаковым дончане «издеваться» не стали и сыграли в целом неплохо. Наконец, "Безумный Журден" ‒ спектакль социально близкий и актерам и обывателю. Что и было продемонстрировано. И если актеры на сцене выкладывались в меру своих способностей, то в рядах зрителей не хватало разве что пива и семечек, но это ‒ дело времени. По крайней мере, у меня сложилось такое впечатление после того, как некоторые неугомонные зрители нервно дефилировали по залу: не сиделось им, видите ли, компания развлекалась ...

Театр в театре проходил по всем законам жанра: актеры на сцене по указанию Булгакова обыгрывали театральные времена Мольера, а мои соседи сравнивали посещение храма Мельпомены с тем, как они «зависали на "Победе"»... Возникает вопрос, какое все это имеет отношение к спектаклю? Скажу откровенно, непосредственное, ибо настроение было напрочь испорчено и появилось сожаление по поводу отсутствия буфета.

                    

    Между тем, события развивались в соответствии с привычным, довольно жизненным сценарием, который актуален и сегодня: бедняга Журден ‒ большой любитель менуэтов и пылкий обожатель знатных титулованных особ, фактически типичный буржуа, невежда и раб собственных прихотей, то и дело попадал в передряги, в которые непременно попадают и подобные ему наши недалекие граждане, любители дешевых эффектов и адепты современной элиты. Динамику спектакля подчеркивала хореография, особенно две наиболее удачные вещи: в начале танец в стиле канкана со штангами балетного станка крест накрест а-ля мельница Мулен Руж и турецкий танец в конце. Придирчивый зритель имеет право на замечания относительно того, что во времена Мольера и Людовика Мулен Руж с канканом еще не существовали, но нужно осознавать, что режиссер имеет право на подобный ход, учитывая жизненные пути господ Мольера и Булгакова и понимание истории и сути вещей с позиции нашего времени. Кстати, стоит отметить и такую режиссерскую находку, как инвалидные кресла в каждом акте, которая с одной стороны добавляла сюжету колорит, а с другой ‒ красноречиво демонстрировала паралич некоторых стремлений и символически подчеркивала дряхлость общества, которое вот-вот ждет больничная каталка. К слову, каталка в спектакле тоже фигурировала и вполне уместно.

Городские часы несколько раз били свой часовой интервал, который был хорошо слышен на фоне событий, которые разворачивались во время представления, подсказывая: все происходящее ‒ лишь сюжет из театрального цикла М. А. Булгакова, хотя и похоже на нашу жизнь. По окончании спектакля меня снова ждал дождь. Мокрая мостовая перед театром блистала в свете фонарей городской площади. Дождь тихо шептал о своих тайнах и верно сопровождал до остановки такси. Но мы еще вернемся ‒ вскоре  Артемовск ждет настоящий театральный праздник, "Мастер и Маргарита" в исполнении московского независимого театра "Арбат". Прекрасная, надеюсь, возможность почувствовать разницу.

 

Виктор Горобец