Перейти к основному содержанию

Гусарский след в Бахмутской истории

   

Чтобы хором здесь гремел

Эскадрон гусар летучих.

Денис Давыдов

В 18 веке в гусарах служили православные сербы, охраняя границы Австро-Венгерской империи от набегов со стороны Османской империи, несколько веков грабящей сербские земли. Существуя в условиях постоянных войн между католической Австро-Венгрией и мусульманской Османской империей, православные сербы вели нелёгкую жизнь, испытывая притеснения с обеих сторон. Просвет в этой безысходности появился во времена Петра I, обратившего внимание на бедственное положение братского по вере и крови народа. В 1715 году было приказано выделить для сербов земли и установить им плату за воинскую службу. Императрица Елизавета разрешила службу в России не только сербам, но и грузинам, болгарам, грекам, валахам.

Сербские офицеры Йован (Иван) Шевич и Райко (Родион) Прерадович обратились с прошением дать разрешение на переход в подданство России и переселение.

Переселение сербов
П. Йованович. Переселение сербов

1 июня 1753 года высочайшим указом предписывалось: «Шевича и Прерадовича с выходящими с ними определённых наций народами, селить от конца линии и поселения ландмилиции с донецкой стороны, то есть от Бахмута до Лугани в назначенных от линии укреплённых редутами местах, а именно: от того Бахмута через вершину речки Сенжаровка и к вершинам рек Миуса и Белой. А от оных по назначенной в ландкарте красной линии и до Лугани, не выпуская их по сю сторону Донца, где донских казаков (в тексте пропущено слово “земля”) до Бахмута простирается... Селение им начать от Бахмута, другому – от Лугани по общему их совместно с инженер-полковником Бибиковым положению...» Т. е. на правом берегу Донца в 45 вёрстах от Старой Украинской линии обороны с штаб-квартирой в Бахмуте. На этой земле ими были созданы 15 поселений-рот (шанцев): Серебрянка – 1 рота, Красный яр – 2,  Верхнее – 3, Вергунка – 4, Привольное – 5, Крымское – 6, Нижнее – 7,  Подгорное (Славяносербск) – 8, Жёлтое – 9, Каменный Брод – 10, Черкасское – 11, Хорошее – 12, Калиновка – 13, Троицкое – 14, Луганское – 15 рота. Таким образом 5 шанцев-рот были созданы по реке Лугань. Ими командовал Иван Шевич. На Луганщине, в городе Славяносербске, есть интересный памятник, который представляет собой фигуры украинского казака, серба и русского, с надписью «Нет уз святее братства» на украинском, русском и сербском языках. На Бахмутской земле такого памятника нет, но он с полным правом мог бы здесь стоять. 10 поселений были созданы по реке Донец. Командиром этих рот стал Райко Прерадович (позднее Депрерадович). Новые поселения Шевича и Депрерадовича были названы Славяносербией.

Сначала поселенцы разместились зимовать в слободах Бахмутской провинции. Только весной 1755 года прибыли офицеры для межевания полков. Бюрократизм работы Военной коллегии, в которую высылались все документы, тормозил заселение. Размещение прибывших непосредственно по шанцам началось только через год, весной 1756 года.

В Славяносербии «персоной из русских» был назначен инженер-полковник И. А. Бибиков, в обязанности которого входило устройство сербов на местах. Возглавляя славяносербскую комиссию, Бибиков решал практически все вопросы и проблемы, которые касались сербских полков. В его руках находились все средства, которые правительство выделяло на Славяносербию. Сама комиссия разместилась в Бахмуте. Тут же находился и полковой штаб Депрерадовича.

9 сентября 1753 года И. Шевичем сформирован 10-й ротный Славяносербский гусарский полк, 15 ноября 1753 года – Волошский гусарский полк Р. Депрерадовича

Гусары
Гусары в царствование Елизаветы

Через год, 31 марта 1754 г., появился указ Сената, которым Шевичу и Депрерадовичу предоставлялось право принимать на поселение как сербов, болгар, македонцев, так и черногорцев, боснийцев, далматинцев, албанцев. А также представителей других народов, лишь бы они исповедовали православие.

В каждом полку должно было быть по 2 тысячи человек. Как свидетельствуют именные списки гусарского полка Депрерадовича из фондов «Славяносербской комиссии» Центрального государственного исторического архива Украины, в его состав входили по состоянию на 1 сентября 1757 года десять рот-шанцев. Роты были малочисленными. Наибольшая 1-я рота, которая располагалась в шанце Серебрянка, в своём составе насчитывала лишь 50 гусар. Из них – 16 офицеров и унтеров, 34 рядовых. Во 2-й роте всего 9 гусар. В 7-й – 10. В пятой и десятой ротах служили по 8 человек. Причём в 10-й роте из восьми служивых рядовой был лишь один.

Всего в полку генерал-майора Депрерадовича (теперь будем говорить в основном о нём и его гусарах, т. к. именно они населяли земли Бахмутского края) служило в то время 199 гусар вместо 2 тысяч. Из них офицеров и унтеров – 92, среди которых был лекарь, священник и иеромонах. Рядовых было 105. Кроме того – 2 музыканта: литаврщик и трубач. В полку служили 17 несовершеннолетних, в том числе один девятилетний и пять десятилетних рядовых, 11-летний капрал и 12-летний поручик. Также числилось 103 гусарские жены, 104 ребёнка, всего 406 человек. Эти люди и обозначили гусарский след в Бахмутской истории.

Из офицерского состава самым старшим был сам генерал-майор Р. Депрерадович, 54-х годов, и капитан И. Степакович, 55-и лет.

Гусар
Рядовой Бахмутского гусарского полка

Чтобы как-то пополнить свой полк Депрерадович переманивал к себе людей из других полков, а также посылал вербовщиков даже под Киев и Нежин для поиска и набора желающих поступить на службу. В дальнейшем славяно-сербские полки пополнялись в основном украинцами.

Позднее царским манифестом от 4 декабря 1762 года всем иностранцам разрешалось вступать в гусарские и пикинерские полки без каких-либо ограничений. За это им выделялась 30 рублей безвозмездной помощи каждому. Позднее в гусары стали принимать и бывших запорожцев. Но им «подъёмных» выдавали значительно меньше – всего 12 рублей.

Прибывших наделяли землёй и освобождали от выплаты налога. Тем, кто приводил с собой определённое количество иностранцев на поселение, сразу же присваивали офицерское звание.

Гусары Славяносербии поддерживали связи с полками Новой Сербии, со «старыми» Сербским, Венгерским, Молдавским гусарскими полками. Гусары для продолжения службы и удачной карьеры переходили из одного полка в другой, а после выхода в отставку поселялись в Славяносербии, где ещё была в избытке свободная земля.

Постепенно служба в полках налаживалась. Снаряжены сербские формирования были по образцу австрийских. Их форма отличалась от российской. В документах Славяносербской комиссии среди предметов гусарского обмундирования значатся: «гусарские сапоги, кивер, гусарский пояс, ментик зеленого цвета с пуговицами в пять рядов, штаны красные...». Волосы гусары заплетали в косу, при себе имели гусарские карабины, пистоли и сабли. Ещё один источник даёт представление об экипировке славяно-сербских гусар. 5 июля 1757 года премьер-майор Георгий Депрерадович уведомляет Славяносербскую комиссию, что два дня назад «гусар моей команды Антон Иванов самостоятельно от команды отлучился, уповательно, что сбежал... По приметам: росту среднего, круглолицый, волосы русые... На нем мундир: кивер черный, ментик зеленого сукна с черной опушкой, фуфайка голубого сукна, штаны красные, расшитые желтым шнурком, сапоги черные... Бежал на серой лошади с седлом и всем гусарским набором... Унес с собой саблю и пару пистолетов... Немешкотно объявлен в розыск...» Амуниция гусар обходилась недёшево, иногда более чем в половину месячного жалования. Закупали обмундирование в Австрии. Конями сербы обеспечивали себя сами. Традиционно табунами лучших коней владели запорожцы. Но с появлением сербских поселенцев появились новые породы, что способствовало развитию этой отрасли животноводства в наших краях.

Кавалерийский устав 1755 года предписывал гусарам заботиться об усах: «Каждому гусару надлежит, как возможно, усы отращивать, которые бы всегда в строях и караулах подчёсаны и подчернены были. А у гренадеров конных можно усы, как возможно длинно выростя, по щекам заворачивать... У кого же по молодым летам усов ещё нет, то употреблять таким образом накладные». Вся краса гусара в усах!

В Семилетней войне 1756-1763 гг. участвовали формирования гусарского полка генерал-лейтенанта Хорвата и по одному эскадрону полков Шевича и Депрерадовича. Отряды в 300-400 сабель под командованием Зорича, Прерадовича и Текели принимали участие во взятии Кёнигсберга и Берлина, захватывали небольшие города, брали в плен отступавших прусских солдат. Какое-то время будущий великий русский полководец А. В. Суворов командовал кавалерийским отрядом из драгун и славяносербских гусар.

Во время восстания под предводительством Е. Пугачёва 1773-1775 гг. два эскадрона Бахмутского гусарского полка входили в отряд правительственных войск генерала Мансурова и участвовали во взятии Алексеевской, Бузулукской и Татищевой крепостей.

На поселения сербов правительством Российской империи было выделено 700 тыс. рублей, но попытка организовать широкое освоение и охрану земель нашего края за счёт выходцев с Балкан не дала ожидаемых результатов. В 1764 году по приказу Екатерины II Новая Сербия и Славяносербия были упразднены, их земли вошли в состав Новороссийской губернии. Сербским командирам не удалось привести в Россию обещанного количества переселенцев. Шевич и Депрерадович, оба генерал-майоры имели в своих полках по 460-480 человек каждый вместо обещанных 4 тысяч. Были также выявлены финансовые и должностные злоупотребления отцов-командиров. Поэтому эти малочисленные полки 11 июля 1764 годы слились в единый Бахмутский гусарский полк состоящий из 16 рот, а созданный ещё в 1742 году Бахмутский казацкий полк переименовали в Луганский пикинерский. В 1777 году командиром этого полка был назначен М. И. Кутузов, только что получивший чин полковника.

В 1776 году для защиты южных границ из Бахмутского, Венгерского, Валашского, Жёлтого, Молдавского, Сербского и Чёрного полков и эскадронов, оставшихся от расформированных Грузинского гусарского полка и Московского легиона, на территории Азовской и Новороссийской губерний созданы новые гусарские поселенные полки: Болгарский, Валашский, Венгерский, Далматский, Иллирический, Македонский, Молдавский, Сербский и Славянский. В 1783-1784 годах все они, за исключением Лейб-гусарского эскадрона, были переформированы в легкоконные и утратили навсегда характер иррегулярных поселенных частей.

 

1. Половинко, Г. Сербська гілка луганського дерева. З історії заселення нашого краю вихідцями з Балкан в середині ХVІІІ століття. [Электронный ресурс] – режим доступа ‒ аhttp://chtyvo.org.ua/authors/Polovynko_Hryhorii/Serbska_hilka_luhanskoho_dereva/

2. Татаринов, С. Й., Тутова, Н. О., Тутов, П. М. Бахмутський край – видатні сторінки історії. Історико-краєзнавчий нарис. - Харків: Мачулін, 2013.

3. Смекалов, Г. О бедном гусаре замолвите слово… [Электронный ресурс] – режим доступа -https://astv.ru/club/blog/sahalinskiy-parizh-blog-grigoriya-smekalova/n0SoDqDmTki5tnt3fQRRUg

 
    Светлана Сикварова