Овчаренко Сергей

 

ОВЧАРЕНКО СЕРГЕЙ ГЕОРГИЕВИЧ. 16.11.1953.  Инженер-судомеханик. Окончил Севастопольский приборостроительный институт.

Член Национального Союза писателей Украины.

 Член Союза писателей России.

Лауреат Премии АР Крым.

Лауреат премии им. С. Дувана.

Лауреат Всероссийской премии им. Н. Гумилева.

Дипломант 2-го Волошинского фестиваля, 2-го фестиваля «Славянские традиции».

Автор шести сборников стихов: «Сказки улицы Урицкого», «За памятью отца…», «Два города», «Старые дворы», «Ночь колдовства», «Журавлиное счастье войны».

Публикации в журналах и альманахах «Радуга» (Киев), «Истоки» (Москва), «Звезда Черноморья» (Туапсе), «Севастополь», «Черное море», « Алые паруса», «Брега Тавриды», «РОLUS – Крым» и др.

Живу  и тружусь в Евпатории.

 

Поэзия: 
 

* * *

                   «Омыеши мя, и паче снега убелюся…»
               Псалом 50

Какая свалка в кладовой души,
На полках в ней - грехи, обиды, зависть…
И всё в мохнатой паутине лжи –
Я с этим хламом сам уже не справлюсь.

Прошу тебя, ты в душу мне войди,
И пусть её зальют чудесным светом
Твоей любви прозрачные дожди
И доброты спокойные рассветы.

Омой меня, когда в тепла поток
Шагну, не долго думая, с разбега,
Возьми безверье – главный мой порок,
И буду я тогда белее снега.

Очистится от пней греховных новь,
И к небу голубому из-под снега
Из зёрен, что дала твоя любовь,
Пробьются чувства робкие побеги.

Я снова стану весел, бодр и смел,
И полем жизни мы пойдём, как прежде…
Поверь, что там ты не найдёшь плевел,
Лишь рожь Любви и васильки Надежды.

                НЕЗНАКОМКЕ

В привычной тьме плацкартного вагона,
Под стук колес, что рвет ночную стынь,
На нижней полке, будто бы на троне,
Спит самая земная из богинь.

Изгиб бедра сродни этрусской вазе,
Изгиб руки – застывший взмах крыла,
Не хватит слов в полуистлевшей фразе…
Так безмятежно женщина спала.

И нежного её очарованья
Нарушить не могли ни беготня,
Ни строгость поездного расписанья,
Ни грубый флёр казённого белья.

Мне повезло, я, видя случай частный,
Вдруг прикоснуться к вечной тайне смог…
Что снилось женщине?
Наш поезд мчится к счастью?
Что ж, если это так, то дай ей Бог!

                   С. Е.
Утренние росы,
выпав на луга,
В золотые косы
вдели жемчуга.
Кружев на оборки
преподнёс туман,
Подарила зорька
капельку румян.
От берёз – серёжки,
бусы – от рябин,
Обронил застёжки
журавлиный клин…
Всякому понравится –
глаз не оторвать…
Где ж тебе, красавица,
жениха сыскать?
Лес дрожит разбуженный,
конь летит стрелой –
Скачет, скачет суженый,
ненаглядный твой!..
Вьётся в небе кречет,
пущенный с плеча,
Будет ваша встреча,
ох, как горяча!
Солнце выжгло росы,
скошены луга,
Обнимают плёсы
речки берега,
Плачущие ивы
заволок туман…
Не приехал милый!
Это всё – обман!

                    * * *

Я уеду, пожалуй, в глубинку,
Где ни зависти нет, ни вранья,
Чтобы с почтою лишь голубиной
Весть могла бы придти от меня.

Подниму из руин развалюху,
С наслажденьем трудясь до зари,
Соль была бы да хлеба краюха,
В крайнем случае, пусть сухари.

Разведу небольшой огородик,
Засолю две кадушки грибов…
Хорошо бы молочного, вроде,
Да не сыщешь в округе коров.

Но зато есть некрепкая брага
И изрядный запасец свечей,
И спасенье в пере и бумаге
От заумных и глупых речей.

А какая здесь тишь! Лишь на плёсе
Рыба шлёпнет хвостом по воде…
Да! Со вторника рыжая Осень
Собирается в гости ко мне.

Подойдёт, величава и чинна,
Нарушая покой тишины,
Спросит: - Как, бородатый мужчина,
Вы живёте здесь год без жены?

До утра размышляя над шуткой,
Я бессонную ночь проведу
И отправлю три слова с голубкой:
-Приезжай, ненаглядная! Жду!

                    * * *

Февральские дожди, что может быть тоскливей?
Нет снега, а вокруг – лишь слякоть и моква,
И тусклый свет свечи совсем не зимний ливень
Пытается украсть из моего окна.

И вечер тускл, и день, веселья нет в помине,
А хочется весны, так хочется тепла,
Чтоб бойкую кадриль плясал огонь в камине,
Но там лишь темнота да пепел и зола.

Разглажен чистый лист и карандаш очинен,
Но мысли вразнобой, и фразы невпопад…
Февральские дожди без видимой причины
Февральскую хандру усилили стократ.

И всё ж пишу письмо. В нём о любви ни строчки,
Немного о делах, что сам, мол, жив – здоров…
Но строгий белый лист не принимает точки,
По-видимому, ждёт тех самых важных слов.

Да как же я могу довериться бумаге?
Слова те говорят, когда глаза в глаза,
Когда цветёт сирень, поёт ручей в овраге
И лупит в барабаны майская гроза.

Куражится февраль, но тучам надоело,
И крупный рыхлый снег, меняя нудный дождь,
Испачканный пейзаж закрашивает белым,
Чтоб стал он поутру для жителей пригож.

И новая строка рождается внезапно
И за собой ведёт ещё тринадцать строк…
Оживший телефон: ОНА ПРИЕДЕТ ЗАВТРА!!!
И тотчас же хандра сбегает в водосток.

               * * *
Выйдя из коробок,
Что зовут домами,
Мы пойдем бок о бок
Вслед за облаками.

Будет путь не труден.
В ярком разноцветье
С милой позабудем
Обо всем на свете.

Проведем с ней день там
Под бескрайней синью…
Пахнет степь абсентом…
Пахнет степь полынью…

Ветерок невнятно
Что-то набормочет.
Пахнет тело мятой…
Тело ласки хочет…

Засверкает россыпь
Звёзд над головою.
Тихо лягут росы
Белою фатою.

                    Сонет 69

Душа моя серебряною птицей,
Внизу оставив оболочки тел
И множество сиюминутных дел,
К свободному парению стремится.

Ей надоело среди тех томиться,
Кто в этой жизни будто б преуспел,
Я знаю, ждёт её иной удел:
В полёте с синевою неба слиться.

Быть обожжённой солнечным огнём
И так парить, мечтая об одном,
Чтоб, налетавшись всласть на вольной воле,

Однажды, лучше ясным майским днём,
Назад вернуться голубым дождём
И прорасти колосьями на поле.

                  Сонет 77

Ты хочешь в Книгу заглянуть Судеб?
Что с нами будет дальше интересно?
Не сделает ли это знанье пресной
Всю нашу жизнь, как азиатский хлеб?

Все до единой смерти, неудачи
Ты хочешь знать, как и число побед,
Оставит ли вихрь времени твой след
Иль безвозвратно будет он утрачен.

Желаешь жить без видимых потуг,
Без права на надежду и испуг?
А как же тайна, предвкушенье чуда?..

Ведь ничего уже не будет вдруг!..
Ну, что ж, дерзай, мой любопытный друг!
А я, прости, пожалуйста, не буду!..

              Сонет 93
                    ARS LONGA, VITA BREVIS
(искусство долговечно, а жизнь коротка)

Несётся жизнь аллюром рысака
Со льда в огонь, а из огня в разводье…
И шоры есть, и крепкие поводья
Не ослабляет твердая рука.

Все на скаку… и делай, что угодно:
Рисуй, пиши, строй замки из песка…
Лишь там, где лечит рифмою строка,
Твоей Души израненной угодья.

Вдруг стóящее сможешь сотворить,
Не избежав бессмертием искуса?
Да только долговечней есть искусство –
Искусство разглядеть и полюбить.

Мне с Вами жить хотелось бы века!
Но как же жизнь безумно коротка!

               Сонет 95

                          POSTE RESTANTE
                          (до востребования)

Когда последний лепесток
Из хризантемы завитушек
Падёт на стол, средь безделушек
Вы мой отыщете листок.

И будет Ваш покой нарушен,
И пробежит по телу ток,
Когда всё, что сказать я смог,
Вновь долетит до Ваших ушек.

Мой милый ангел во плоти!
Ещё в Душе должно взойти
Ростком оброненное семя…

Я Вас отчаянно люблю
И жизнь свою Вам отдаю!
Но нужно время!.. Нужно время!..

                * * *

Осенних листьев караван
Стартует в небо с веток голых…
В коробке старой радиолы,
Печалясь, мечется Легран.

Окно по-летнему ещё
Раскрыто настежь, как и двери,
Хотя дубки в соседнем сквере
Туман укутал, как плащом.

Не зная, ждут ли холода,
(Для нас прогнозы – сплошь загадки!)
Ложатся листья в беспорядке
На гладь заросшего пруда.

А там средь паутинных строп
Играют лягушата в салки,
И собираются русалки
Читать кленовый гороскоп.

              * * *

Нас деловито поезда
Уносят ночью друг от друга,
Но это, право, не беда –
Земля имеет форму круга,

И, значит, через пару дней
Под вечер или спозаранку,
Замедлив бег стальных коней,
Сойдём на дальнем полустанке.

Пахнёт берёзовым дымком…
Забот житейских груз отбросив,
Отыщем на опушке дом,
Где растопила печку Осень.

И вымыла с песочком пол,
И взбила пышную перину,
А в горнице накрыла стол
Скатёркой с вышитой рябиной…

И убежала вниз к реке
Её ждала подружка Дрёма…
Но вот заветный ключ в руке,
- Входи, любимая, мы - дома!

               * * *

В поступках и словах какая-то размытость,
Размыта синева пастельно за окном...
А Осень, не скупясь, выплачивает мыто
Червлёно-золотым осиновым листом.

В ближайшей кладовой возьмём вино и
свечи,
Все мысли и дела оставим на потом,
Немного подождём, и выйдет нам навстречу
Простуженный слегка, но всё ж уютный дом.

Ты не смотри, что он провинциально
скромен…
Ведь искренности чувств не видно из хором!..
Зато поговорить мы сможем в этом доме
Не каждый о своём, а вместе об одном!

                * * *

Проплутав весь день меж сосен,
Забрели под вечер в сад
Апельсиновая осень,
Абрикосовый закат.

Тотчас на озябших ветках
Стало тесно от плодов
Апельсиновой расцветки,
Абрикосовых тонов.

Но таким сад был лишь малость,
Миг, и вновь он сер и гол…
Апельсиновая шалость,
Абрикосовый прикол.

              * * *

Вечереет… Ветер стих и
Золотятся облака,
И деревья как купчихи,
Разодетые в шелка.

Будто бабушкины шали
Вынуты из сундуков,
А тончайшие вуали –
Дар искусных пауков.

Рядом ели – земгусары,
Строг и зелен силуэт,
Разбивают парк на пары,
Ожидая менуэт.

Даже, вспомнив ряд движений,
Приосанился курзал,
Через несколько мгновений
Грянет здесь «Осенний бал».
  
               * * *

Ни в изморось, ни в хлябь
Не собираясь киснуть,
Я уходил в октябрь,
Забрав мольберт и кисти.

По-прежнему любя,
Среди берез и сосен
Я рисовал тебя,
Похожую на Осень.

Калиновый кармин,
Осиновая охра…
В раздумии один
Бродил аллеей мокрой.

Но красок тех тепло
Дарило мне надежду,
Что ты пришлешь письмо
И будет все как прежде.

               * * *

Прозрачен станет воздух и упруг,
Стряхнёт жару и марево прогонит…
Ко мне зайдёт сентябрь, как старый друг,
И примостится в кресле на балконе.

Мы поболтаем с ним о том, о сём,
Коснувшись тем, обоим очень близких,
Оттенок краски вместе подберём,
В который будут выкрашены листья.

Потом, когда поспеет самовар,
Попьём чайку с медком густым вприкуску,
Сдувая поднимающийся пар,
Держа на пальцах блюдечки по-русски.

-С тобою был я повидаться рад,
Но в путь пора, уже заждались тучи…
К тебе зайдёт ноябрь – мой старший брат
Проведать, ну, и так, на всякий случай!

               * * *

По небесным по полям
Тучи стаями,
А внизу снег по ветвям
Горностаями.
В берендеевом лесу
На Крещение
Нарушает тишину
Птичье пение.
Благодать среди снегов,
Богу – богово,
Попрошу здесь у него
Я немногого:
Для семьи здоровья да
Чуть везения
И себе хоть иногда
Вдохновения.
Только как узнать, дошла
Просьбы толика?..
А в ответ - колокола
С колоколенки.

              * * *

Пророчит ветер вздорною кликушей,
Размешивая темень за окном…
И чтоб хоть как-то успокоить душу,
Я помолюсь, робея, перед сном.

И вдруг на сгустке неземных энергий
Умчусь, забыв про сонный порошок,
В чудесный край, где преподобный Сергий
Промолвит мне: - Всё будет хорошо!