Перейти к основному содержанию

Мощенко Владимир

Владимир Николаевич МОЩЕНКО родился в 1932 году в городе Артёмовск Донецкой области. Окончил Литературный институт имени А.М. Горького. Работал в газетах, издательствах. Автор книг стихов: «Навстречу ветру» (1962), «Древо» (1966), «Солнце и снега» (1970), «Зелёная ночь» (1976), «Незнакомый полустанок» (1999), «Вишнёвый переулок» (2001), «Здравствуй, странник» (2011) и других. Живёт в Москве.

ПОСЛЕ ВОЗНЕСЕНЬЯ

Хоть была Голгофа наяву,
Утром Ты пришёл ко Мне нежданно.
Я не одинока. Я живу,
Как велел Ты, в доме Иоанна.
Чей-то ослик около крыльца.
Улицы обыденные звуки.
Не забуду Твоего лица
И гримасу нестерпимой муки.
И следы Я помню от гвоздей.
Я Твои поцеловала ноги.
Я решила быть среди людей,
Выбрала, Сынок, Твои дороги.
Ходят к нам Твои ученики,
Просят у Меня благословенья.
Ты не осуждай Моей тоски
Ныне, в годовщину Воскресенья.
Если ночью не смыкаю глаз,
Я с Тобой. Меня Ты не оставишь.
И в Сионской горнице для нас
Ты опять Свое бессмертье явишь.
Тянутся томительные дни.


         ПОСЛЕДНЯЯ ПАСХА

Спускались они с Елеонской горы.
Встречал их народ, покидая дворы.
Встречали их визги и смех детворы.
Он ехал на ослике в чьей-то одежде.
Но даже и в ней узнавали Христа.
И кланялись люди Ему неспроста,
Особо радушные после поста.
Всё было не так. И всё было, как прежде.
Один только Он понимал – почему.
И люди дарили одежды Ему.
«Учитель, мы верим Тебе одному».
И ветки бросали они на дорогу.
Хотелось им слова Его и чудес,
Хотелось, чтоб Он не погиб, не исчез.
И вдруг Он почувствовал близость небес,
Доступную лишь милосердному Богу.
Чертили орланы над ними круги.
А люди просили Его: «Помоги!»
И были они фарисеям враги.
Тогда фарисеи Ему и сказали:
«Откуда Ты взял Своих учеников?
Народ они мутят. Народ бестолков.
Вели же молчать им во веки веков.
Не жди, Иисус, чтоб и их наказали».
И так Он ответил: «Нельзя им молчать.
Нельзя наложить на уста их печать.
Нельзя, говорю вам. Иначе кричать
Начнут даже эти холодные камни.
Не требуйте. Я говорю вам: нельзя.
Живёте вы в страхе, друг друга грызя.
И знают Мои, а не ваши друзья:
Открыты Мне души, открыты века Мне».
А ветер пасхальный свежей и свежей.
И вступит Он в храм. И прогонит взашей
Оттуда менял, ловкачей, торгашей
И даст голубям наконец-то свободу.
И будет улыбка Иуды хитра.
И что-то прочтёт Он во взгляде Петра.
…Но как же смеялась, визжа, детвора…
И грустно поднимет глаза к небосводу.


              ОТЦУ

Отрёкшемуся сыну нет
Прощенья. Знаю твой ответ.
И к твоему иду порогу.
Известно мне, что тридцать лет
Ты за меня молился Богу.
Опять метелица мела.
И вновь златились купола
В ветвях заснеженных. И снова
Шептал: «Да не сгорит дотла
Душа, лишённая Покрова.

Я сына проморгал. Беда.
Он был мальчонкой. Он тогда
Со мною зажигал лампадку.
К нему сходила на кроватку,
Сияя, Рождества звезда.

Отец, мне б – к твоему крыльцу,
Впервые бы – лицом к лицу,
Чтоб ты прикрыл меня собою,
Чтобы рукою голубою
Погладил. Всё идёт к концу.

Сегодня вспомнил поутру
Москву-реку, Спас на Бору,
Тебя напротив нашей школы,
Избу отшельника Вуколы.
Всё это я с собой беру.

Мы встретимся когда-нибудь.
Ах, если б только всё вернуть –
И сосны, и на соснах свечи,
И наш с тобой тот самый путь
В снегу до церковки Предтечи!..


           МЕЛАНЬЯ СЕМЕНОВНА

Пришла ты в апреле восьмого числа.
Ты нас разыскала, согрела, спасла.
Икону Царицы Небесной внесла
в домишко, недавней бомбёжкой помятый.
Сказала: «Сынок, не грызи карандаш.
Поправишься ты и экзамены сдашь».
И я за тобой повторял Отче наш.
Конечно, ты помнишь. Весна. Сорок пятый.
При чём же тут годы? При чём твой погост?
Меланья Семёновна, кончился пост.
У нас впереди Николаевский мост.
Китайских фонариков звёздочки всюду.
Они – продолженье пасхальных свечей.
Кончается ночь. Аромат куличей.
Чей взгляд у тебя? Догадаться бы – чей.
И первая зелень, подобная чуду.
Чей взгляд у тебя? Но не задан вопрос.
Я всё-таки выжил и всё же подрос.
Меланья Семёновна, слышишь? «Христос
воскресе!» И новая радость ответа.
И вот Николаевский мост позади.
Цветастая шаль у тебя на груди.
«Стучись хорошенько да всех разбуди».
Ещё не светает, но сколько же света!

                       ***
Ангеле святый, твою поруку,
Твои крылья ощущаю въявь.
Укрепи мою худую руку
И на путь спасения наставь.

На земле держусь я что есть мочи,
На земле, боготворящей высь.
Ты прости мне дни мои и ночи,
За меня ко Господу молись.