Павлов Виктор

Виктор Павлов – известный иконописец из Краматорска. В 1976 году закончил отделение разрисовщиков сувениров Владимирского художественного училища. Изучал иконопись, искусство Византии, Палеха, Мстеры. На  счету Виктора Ивановича росписи храмов в Донецке, Краматорске, Славянске, Константиновке, Ясиновке и в Польше,  где за роспись собора он был награжден медалью. Павлов, по его словам, человек глубоко верующий, православный. Он убежден: чтобы написать икону, ее нужно чувствовать душой.

Виктор Иванович, вы художник или иконописец?

- В качестве ответа на вопрос я хочу привести слова архимандрита Зенона, который как-то заметил: «Иконописец должен «убить» в себе художника. Если он сможет это сделать, тогда станет великим иконописцем». Я с ним полностью согласен. Ведь иконопись – это служение Богу. А художник творит, фантазирует. Фантазии художника могут завести его куда угодно.

Вам тоже довелось «убивать» в себе художника?

- Частично. В 1976 году я закончил отделение разрисовщиков сувениров Владимирского художественного училища.  Так что я уже был подготовлен как иконописец. Но в то время назвать нас иконописцами было нельзя. Вот мы и стали разрисовщиками сувениров. После училища я занимался живописью. Были персональные выставки. Иконы же писал эпизодически. Дарил их друзьям на день рождения и в храмы. Теперь же занимаюсь только иконописью.

В чем вы видите свою сверхзадачу как иконописца?

- Успеть воссоздать красоту вновь созданных храмов, отдать Господу дань за тот талант, которым он меня наделил.

За счет каких средств вы создаете эту красоту?

- За счет пожертвований. У нас в Украине других источников нет. Хотя за границей этот вопрос решается немного иначе. К примеру, в Польше прихожане платят налог церкви. Так называемую «десятину». Я думаю, это правильно. Мы же пока еще не готовы к этому.

Расскажите немного о своем коллективе.

- В составе нашего коллектива трудится девять человек. Периодически он меняется. Кто-то решил, что уже перерос рамки ученика и может самостоятельно работать. Осознав это, он уходит из коллектива. Бывают и такие люди, которые уходят, даже «спасибо» не сказав. Приходится искать новых учеников. Естественно, нахожу их среди художников, не подготовленных иконописцев. К сожалению, в Украине не готовят иконописцев. В России – да, есть иконописные школы. Думаю, и в Украине они скоро появятся.

Какие основные требования вы предъявляете к кандидатам?

- Прежде всего, качество письма и чтобы этот человек был, естественно, православным, верующим. Чтобы он ходил в церковь. Но формально я не могу требовать такое от человека. Просто я пытаюсь объяснить ему, что если ты иконописец, то это необходимо для тебя. Господь открывается только тем, кто открыт для Господа.

Похоже, нелегкая это работа, храм расписывать?

- На первый взгляд может показаться, что ничего сложного в ней нет – сиди и рисуй. Но не все так просто. Очень много терпения нужно в нашей работе. Весь день на ногах, по лесам побегаешь и к концу рабочего дня с ног валишься. Но с годами привыкаешь, закаляешься. Мне уже 52 года, но я считаю себя еще молодым человеком для такой работы.

Как продвигается ваша работа здесь, в Благовещенском храме?

- Мы начали писать в конце декабря прошлого года. И на сегодняшний день расписали около 350 кв. м купола и стен храма. Но я считаю, что это не главное. Бывает, что и на роспись небольшого храма приходится тратить годы. Мы, как и все люди, не застрахованы от ошибок. Даже опыт порой не спасает. Приходится переделывать. Повторяю, количественные показатели здесь не главное. Главное – качество росписи. Чтобы человек, пришедший в храм, мог читать нашу роспись, как открытое Евангелие.

Сколько расписанных храмов на вашем личном счету?

- Лично я принимал участие в росписи порядка десяти храмов. Но считаю, что это не показатель. Для меня показателем является один храм,  и то последний. Почему я именно так рассуждаю? Потому что мы двигаемся вперед и с каждым годом приобретаем все больше опыта. И ту работу, которую я сделал раньше, я бы с удовольствием переделал. Просто взял и переписал. И с каждым новым храмом я точно так же буду оценивать свою предыдущую работу.

Кого вы считаете для себя авторитетом среди иконописцев?

- Прежде всего, Андрея Рублева. Мне повезло еще во время учебы во Владимире наблюдать за реставрацией его росписи в Успенском соборе. Как говорится, довелось прикоснуться к вечности. Это было незабываемо.

Среди современных иконописцев для меня непререкаемым авторитетом является архимандрит Зенон. В Белоруссии творит талантливый иконописец Павел Жаров. В Москве работает Александр Чашкин, который расписывал храм в с. Богородичном. В Донецке работают Геннадий Жуков и Владимир Теличко. Это те люди, которые являются для меня авторитетами в иконописи и у которых есть чему поучиться.

От чего зависит успех вашей работы?

- В значительной степени  от профессиональной подготовки и трудолюбия. Но все наши усилия могут оказаться бесполезными, если люди перестанут жертвовать на церковь, поддерживать ее материально. В этом случае остановится и строительство храмов и роспись. Все, что требует затрат. Сегодня церковь молится как за то, чтобы экономическое положение в стране улучшилось, так и за здоровье своих благотворителей.

Виктор Гриненко

 

234567891011121131415161718192021