Львовы

Посетители сайта «Бахмутчане и их потомки зарубежом», вероятно, знают его создателя Михаила Зильбербранда, доктора философии в области геологических наук, живущего в Иерусалиме, Израиль.

Михаил-внук знаменитого бахмутского фотографа. И настоящий ПАТРИОТ нашего города!

Михаил провел огромный генеалогический поиск и написал историю своей семьи. Это пример для всех, ныне живущих в Артемовске и вдали от него.

                                      С.И.Татаринов, доктор философии-кандидат исторических наук

 

 

Львовы. 

 

Семья новомосковского (впоследствии - бахмутского) мещанина Ехиэля Янкелевича (Ефима Яковлевича) Львова (1866-1926) и Либы (Любови) Давидовны Заславской (1866-1941) начала свою историю в уездном городе Новомосковске Екатеринославской губернии.

 

О месте рождения Либы Давидовны Заславской нет надёжных данных. Это произошло либо "в ротах" (скорее всего, в современном Лисичанске, где родились все её братья и сёстры), либо в Новомосковске (так утверждал её внук). Либа Давидиовна получила хорошее школьное образование (владела французским). По-видимому, окончила женскую гимназию. В начале 1890-х годов она вышла замуж за Ехиеля Янкелевича Львова.

 

Семья Львова-Заславской после свадьбы жила в Новомосковске и там родилась трое их детей: Песя-Рахель (Полина) в 1893, Хана (Анна) в 1895, и Давид в 1898. Около 1890 года Е. Я. Львов открыл в Новомосковске одно из первых фотоателье. Ко времени женитьбы (~1892 год) он должен был уже иметь профессию и заработок. Сохранились снимки начала 1890-х годов, сделанные в новомосковском фотоателье Е. Я. Львова. Учился ремеслу фотографа он, по-видимому, в Екатеринославе в 1880-х (вероятно, у фотографов-евреев, Витлина или Тираспольского).

 

Около 1899 г. семья Е. Я. Львова переехала на восток губернии, в Бахмут, более крупный уездный город (в 1897 г. в нём проживали 19,316 человек, из них 3,259 иудеев). В то время это был город с более развитой торговлей и промышленностью: в 1901 г в Бахмуте действовали 405 торговых и промышленных предприятия, против 184 в Новомосковске. С переездом в Бахмут новомосковское фотоателье было, по-видимому, ликвидировано.

Трудно представить, чтобы семья Львовых с тремя малыми детьми переехала в другой город (на расстояние около 200 км), где у них нет никаких родственников. - В списках лиц, обладающих правом голосованиая в Государственные Думы 1906, 1907 и 1912 годах, опубликованных в Екатеринославских губенских новостях, среди бахмутчан, наряду с мещанинoм Ефимом Яковлевичем Львовым, платящим квартирный налог, упоминается купец 2-й гильдии Зельман Шаxнов (сын Шахно) Львов, землевладелец, обладающий недвижимым имуществом, оцененным в 4,000 руб. в 1905 г. и 5,000 руб. в 1912 г. ("т.-пр. [кафельный] з[авод]" в местечке Попасное Новомосковского уезда). Возможно, это дядя Ефима Яковлевича. В 1906-1907 платил налог на личное промысловое занятие бахмутчанин Мендель Яковлевич Львов (возможно, брат Е. Я.). Вдобавок, в списках бахмутчан упоминаются Иосиф Давидович и Моисей Давидович Заславские, полные тёзки братьев Любовь Давидовны. Согласно С. И. Татаринову (2001), купец Мирон (Меир ?) Маркович Заславский в 1889 г. "стал инициатором при основании Бахмутского общественного еврейского училища, потратив немалые суммы на содержание его". В 1884 г. Он был одним из жертвователей на приобретение земли в Эрэц Исраэль. В этой же книге упомянуты Я. И. Заславский (в числе опытных Бахмутских фармацевтов начала 20 века) и Борис Заславский (как мастеровой  в "шапочном заведении" в 1908 г). Таким образом, в начале 19 века в Бахмуте, по-видимому, жили многочисленные родственники новомосковских Львовых и Заславских.

В Бахмуте Е. Я. Львов также открыл фотоателье (в 1899 г.), сняв помещение на первом этаже одного из домов в центре города (оборудование у него уже было). На паспарту одной из фотографии, сделанных Е. Я. до 1905 г., имеется надпись, указывающая на адрес фотоателье: "возле гостиницы Европейская". Эта гостиница находилась на улице Малой Харьковской, вблизи пересечения современных улиц Советской и Лермонтова. Тот же адрес фотоателье указан в телефонной книге Артёмовска за 1927 год: Советская 45. По воспоминаниям С. И. Татаринова, фотоателье на ул. Советской 45 (уже не принадлежащее Е. Я. Львову) существовало, по крайней мере, до конца 1940-х годов.

Как явствует из надписей на обороте паспарту снимков, сделанных Е. Я. Львовым в период 1906-1914 гг., в 1905 году, за художественное исполнение бахмутское фотоателье Е. Я. Львова удостоилась золотой медали на международной художественной выставке в Брюсселе (имеются изображения обеих сторон медали, посвящённой 75-летию независимости Бельгии, широко отмечавшемся в 1905 году). С этим событием были связаны крупные и разнообразные мероприятия по всей стране. По сообщению историка фотографии А. П. Попова, в июле-августе 1904 г. в Льеже Бельгийской ассоциацией фотографов принимались заявки на участие в выставке, приуроченной к IV Международному фотографическому конгрессу (17-20 июля 1905 г.). Однако, в имеющемся у Попова списке участников выставки (правда, неполном) фамилия Львова отсутствует. В принципе, надпись о награждении могла быть и ловким рекламным ходом. Практика "самонаграждения" для повышения статуса фотографического заведения и привлечения клиентов существовала. В частности, на фотографических бланках возможных учителей Е. Я. Львова в Екатеринославе, оба они числились перегруженными наградами: Н. Тираспольский - в 1890-1891 гг. серебрянной медалью в Лондоне с высочайшей благодарностью от Её величества Королевы Виктории и Его величества Принца Уэльского, а также - бриллиантовым перстнем от Его Императорского Величества; А. и Я. Витлины - медалью и высшей наградой в Лионе, большой золотой медалью в Одессе, серебраянной медалью в Кременчуге и поощерительным отзывом от Императорского Русского Технического Общества. Однако, "самонаграждение" Е. Я. Львова (если имело место) было опасным ходом. В начале 20-го века в самом Бахмуте и уезде (Енакиево, Константиновке) жили и работали могочисленные бельгийские специалисты. Возможно, от них Е. Я. Львов узнал о готовящейся выставке в Брюсселе и либо послал туда свои работы, либо воспользовался информацией о выставке для рекламы. С 1914 г., несмотря на то, что Бельгия вступила в Первую Мировую войну на стороне Антанты, Е. Я. Львов посчитал более безопасным не упоминать более Брюссель, как место своего награждения. Да это было уже и не нужно: к этому времени фотографа Львова хорошо знали в городе и округе, его фотоателье пользовалось популярностью. Во всяком случае, в Артёмовском краеведческом музее снимков с логотипом Е. Я. Львова имеется больше снимков других фотографов. Таким образом, с 1914 года изображения аверса и реверса медали с оборотов фотографий исчезают и сменяются изображениями медальёнов с портретами основоположников фотографии, Даггера, Тальбота и Ньепса, а надпись гласит "Е. Я. Львов, Бахмут, Золот. медаль в 1905 г.". Старые фотографические бланки с изображением золотой медали и упоминанием Брюсселя вернулись на короткое время в период гражданской войны для снимков военнослужащих Белой Армии. В 1920-е годы всякое упоминание о награждении и вовсе исчезает с фотографий Е. Я. Львова.

Судя по книге "Оценка недвижимых имуществ города Бахмута для раскладки государственнаго налога на 1908 год", Львовы всё ещё не владели недвижимым имуществом (собственной квартирой) в Бахмуте. Не упоминаются они и в аналогичном издании за 1919 год. В 1907 и 1912 годах в списках бахмутчан, обладающих правом голосования в Государственную Думу, Е. Я. Львов упоминается, как платящий квартирный налог, по-видимому, в качестве квартиросъёмщика.

В период с 1912 по 1914 г. в фотоателье Е. Я. Львова появился телефон (номер 196), что свидетельствует о процветании фотоателье и высокой репутации его владельца (телефоны были не у многих). В 1927 г. телефонный номер фотоателье был также не слишком большим - 239()это значится на обороте снимков). Основная база этого отделения была в дружковском посёлке Яковлевский. Этот посёлок был включён в черту оседлости указом от 10.05.1903, раньше евреи селиться в нём не могли. По сообщению Юлии Пивовар, учительницы из Дружковки, у местной жительницы хранится дневник её прадеда, Марка Евстафьевича Гулеги, старосты одного из поселков Дружковки (Сурово). В этом дневнике упоминается фотограф из Бахмута, приезжавший в Дружковку, останавливавшийся возле железнодорожного вокзала в помещении стационарного фотоателье и производивший там съемку. Фамилии в воспоминаниях нет, но, скорее всего, это был Е. Я. Львов. Сама станция Дружковка была построена в 1906 г. Запись о приезжем бахмутском фотогрaфе сделана в 1908-1909 годах. Tрудно понять почему местный фотограф (по-видимому, Л. С. Гольденберг) пускал работать в своём фотоателье заезжего конкурента. Скорее всего, это намёк на деловую или родственную связь между фотографами.

В Музее Дружковского машиностроительного завода хранится большая фотография (30х40см2), сделанная Львовым в в Дружковке. На ней имеется надпись «Торецкій заводъ. Механическій цехъ. Iюнь 1917 года. Фот. Е. Я. Львов». Таким образом, вплоть до 1910-1917 г, Е. Я. Львов, один из немногих фотографов уезда специализировавшихся на изготовлении фотографий большого формата, продолжал выполнять заказы в Дружковке.

В 1924 году Ефим Яковлевич вступил во Всероссийский союз фотографов (только члены этого союза могли получать по приемлемой цене необходимое для работы количество фотоматериалов). Около 1925 г. он передал своё фотографическое дело сыну Давиду. Е. Я. Львов умер 15.08.1926 от склероза сердечных сосудов.

Связь артёмовского фотоателье с Дружковкой прервалась, по-видимому, в 1926 г. со смертью Е. Я. Львова. Унаследовавший  артёмовское фотоателье сын фотографа был обременён в это время семьёй с двумя малыми детьми. Кроме того, как явствует из архивных записей, дружковские фотографы в 1925 г. уже вовсю делали "производственные", т. е., скорее всего, большого формата, фотографии. Да и НЭП заканчивался. Вовсю шла национализация.

 

После смерти мужа, национализации фотоателье в ~1930 г. и переезда в 1931 г. в  Киев, Либа Давидовна жила с семьёй сына Давида на улице 9 Сiчня, на Лукьяновке. В начале войны 1941 г., когда немцы подошли к Киеву и началась эвакуация, Либа Давидовна не захотела уезжать из Киева. Она считала, что останется координатором между мобилизованными и эвакуированными детьми и внуками, и будет присматривать за домом. Её подруга по гимназии, жившая в одноэтажном доме на ул. Обсерваторной, предложила переехать к ней, где Л. Д. никто не знает. Т. к. внешность Л. Д. не была типичной еврейской, было решено, что это неплохая идея. Дети перевезли её и часть вещей. Перед самым уходом немцев из Киева  Л. Д. выдали, по-видимому, соседи по дому на улице 9 Сiчня, куда она периодически приходила проверять всё ли в порядке. Она была убита в Бабьем Яру осенью 1943 г.

 

Давид Ефимович Львов (14.06.1898-22.06.1976), сын Е. Я. Львова, родился в Новомосковске. Вскоре после рождения Давида семья переехала в Бахмут, где впоследствии Давид закончил школу. 17 октября 1905 г., когда Давиду было около 7 лет, в Бахмуте произошёл еврейский погром, и это произвело неизгладимое впечатление на ребёнка. В 1915 г. Давид сдал вступительные экзамены в Горное училище им С. С. Полякова в Горловке, но учиться там не стал. В 1915-1916 он окончил 4 класса по научным предметам в Полтавском музыкальном училище Императорского Русского Музыкального общества. С 1917 г начал учиться в Техникуме Скворцова (Харьковском Высшем Политехникуме в Москалёвском р-не Харькова). В 1918 г. был переведен на 2-й курс Высшего Политехникума. В 1919 г., по-видимому, вернулся в Бахмут, прервав учёбу. - В конце мая 1919 г. 9-я красноармейская дивизия 13-й армии покинула фронт, разграбила и частично сожгла Бахмут под лозунгом “Бей жидов и коммунистов!”. В ходе гражданской войны Бахмут оккупировали австро-немецкие войска (24.04.1918), войска атамана Краснова (декабрь 1918), махновцы с красноармейцами (17.02.1919), войска Добровольческой армии (октябрь 1919). Окончательно советская власть в городе установлена 27 декабря 1919 г. В 1920 г. (23.08) Давид был откомандирован в Харьков для продолжения учёбы Бахмутским Губернским Отделением труда. Однако, Выший Политехникум был в это время упразднён. Давид Львов подал заявление, и в декабре 1920 г. был зачислен по переводу, на первый курс инженерно-строительного факультетa Харьковского Технологического института. В марте 1921 г. он женился на Ярославской Тамаре Михайловне, "курсистке" (так записано в свидетельстве о браке), познакомившись с ней в Харькове, где Давид учился, a Тамаре работала медсестрой и училась в зубоврачебной школе. Давид Львов был отчислен из института в марте 1922 г. "на основании резолюции Зам. Наркомпроса [Украины], [Яна] Ряппо" (согласно приказа от 1 декабря 1921 г.). Это было время экспериментов в сфере высшего образования в Украине. На какое-то время по инициативе Ряппо даже были ликвидированы все университеты.

B 1922 г. молодая семья переехала в г. Бахмут, где Давид начал работать в фотоателье своего отца. В трудовой книжке Давида записано, что он работал с 18 лет и 6 лет работал кустарём-одиночкой [в фотоателье, переданном ему отцом около 1925 г.], т. е. до 1930 года. Правда, в трудовой книжке, начатой в 1938 году отмечено также, что 2 года трудового стажа (из 22) не подтверждены документами. В 1923 г. (31.01) в семье Львовых родился первенец, Семён. В 1926 г (26.10) родилась дочь Ефимия (названная в честь деда, Ефима Яковлевича Львова, умершего 15.08.1926). В 1927 г. Давида впервые призвали в РККА, на 60-дневные сборы. В дальнейшем (до войны 1941 г.) он призывался на подобные сборы ещё 5 раз (уже живя в Киеве), в основном, для повышения квалификации, как фотолаборант. В вышедшей в Харькове книге "Фотография в Украине. 1839 - 2010" есть упоминание о Д. Е. Львове из Артёмовска, члене Всероссийского общества фотографов [с 1925 года], участнике "Выставки советской фотографии за 10 лет", которая проходила в Москве в 1928 году. На выставке были представлены 8,000 работ 400 фотографов, из них всего 14-ти из Украины. В конце 1920-х годов Д. Е. Львов, наряду с выполнением частных заказов в фотоателье, фотографировал для Артёмовских газет. В 1930 г. было опубликовано постановление правительства о роспуске Росийского фотографического общества. В том же году были ликвидированы частные фотографические заведения. Фотоателье Д. Е. Львова также отобрали (национализировали).

В 1931 г. семья Львовых переехала в Киев. В 1935 г. они жили на Лукьяновке, на улице 9 Сiчня дом 1-в, кв. 2 (нынешняя Баггоутовская), недалеко от Бабьего Яра. Жена Давида, Тамара, поступила в Киевский медицинский институт, продолжив учёбу, прерванную в Харькове в связи с беременностью и рождением сына. Она успешно окончила институт, получив специальность стоматолога. Давид продолжил учёбу, поступив в Киевский институт механизации и электрификации сельского хозяйства, но в ~1938 был вынужден оставить его, чтобы содержать семью. По семейным обстоятельствам, он не смог получить диплом инженера, но в дальнейшем всегда работал на инженерных должностях. В июне 1938 г Давид поступил на работу в трест Укрполиграфснаб, где проработал до мобилизации в РККА в июне 1941 г. В 1938 г., находясь в запасе, Давид Львов прошёл аттестацию на звание среднего начальствующего состава РККА и стал воентехником 1-го ранга. В его трудовой книжке записано, что с 15.11.1938 г. он находился на полуторамесячной "военной переподготовке нач. состава РККА". В сентябре 1939 г. опять был призван в армию на 2 месяца, затем, в июне 1941, - на 4.5 года.

Во время войны Давид Львов служил воентехником 1-го ранга (с 1942 г. - старшим техником-лейтенантом). До мая 1942 г. занимал должность начальника аэрофотослужбы на авиабазах Юго-Западного фронта. В 1942-1943 служил начальником отдела техснабжения 7-й отдельной роты Аерофотослужбы Центрального фронта. С февраля 1943 г. служил командиром взвода на 2-м Белорусском фронте, и в этой должности закончил войну. В 1943 г. был награждён медалью "За боевые заслуги". После окончания войны продолжил службу в Пушкино под Ленинградом. Демобилизовался в декабре 1945 г.

После освобождения Киева в ноябра 1943 г. Тамара Михайловна с дочкой вернулись туда. Их дом на ул. 9 Сiчня после убийства Либы Давидовны в Бабьем Яру был разграблен и занят другими людьми. В 1947 г. адрес проживания семьи был: Киев-57, ул. Новая 139 (в дальнейшем, - Выборгская), д. 10, кв. 4 (недалеко от пересечения с улицей Полевой, сейчас, - ул. Академика Янгеля). Они получили участок земли от завода "Большевик", в поликлинике которого Тамара Михайловна работала стоматологом, и построили дом по адресу Смоленский переулок 9 (1-я Дачная улица 7, кв. 9, как записано в офицерской учётно-послужной карточке Давида Львова), недалеко от нынешней станции метро Шулявская (прежде "Завод Бoльшевик"). Сейчас на месте этого дома находится большой торговый комплекс. Сохранились лишь несколько яблоневых деревьев из сада во дворе Львовых. С февраля 1946 г Давид Львов начал работать старшим инженером в УкрMузПромTресте Министерства местной промышленности. В сентябре 1949 г. он перешёл на должность инженера по технике безопасности на Kиевский завод радиоаппаратуры, откуда ушёл на пенсию в июле 1958 г. В 1966-1967 гг подрабатывал инженером по технике безопасности на Киевском заводе духовых и ударных музыкальных инструментов. Давид Львов умер в Киеве в 1976 г. от сердечного приступа. Прилёг днём с книгой, и через несколько минут его не стало. Это - "смерть, как поцелуй" в еврейской терминологии. Д. Львов умер 22 июня, в день начала Отечественной войны 1941 г, через 35 лет.

 

В настоящее время потомков Е. Я. Львова в Украине не осталось. Семьи его правнуков и правнучкек живут в России, Германии и Израиле, но живо интересуются своими корнями.

 

Приложения  

  

1. Происхождение фамилии и корни бахмутских Львовых 

 

 

Фамилия Львов происходит, очевидно, от названия города в теперешней Западной Украине (прежде - Польше). В Россию Львовы попали, скорее всего, переселившись из Львова до разделов Польши (в 1772, 1793 и 1795) в её области, отошедшие впоследствии к Российской Империи. В этом случае, фамилию они получили после 1804-1806, когда в  Российской Империи были введены наследственные фамилии для евреев. Сам город Львов с 1772 г. оставался на территории, отошедшей к Австрии (с 1867 г. - Австро-Венгрии).

Известно, что большинство евреев Новороссии (юга Украины) попали туда из присоединённых к России районов Польши, через еврейские земледельческие колонии. Эти колонии по инициативе Царской власти начали создаваться в Таврии и Крыму с начала 19-го века. Не все переселенцы преуспели в сельском хозяйстве, многие впоследствии нашли себя в другой деятельности, как городские жители. Львовы появились в Таврии, по крайней мере, во 2-й половине 19 века. В списках должностных лиц еврейских молитвенных обществ (1853-1854) в г. Новомосковск Екатеринославской губернии числится габай при Новомосковской синагоге Ицко Львов (в должности с 1852 г. "без получения содержания").

Возможно также, что фамилия Львов происходит от названия населённого пункта на юге Украины. - В Херсонской губернии с 1841 г существовала еврейская сельскохозяйственная колония Львово, созданная выходцами из Могилёвской и Витебской областей Белоруссии. Пика своего развития колония достигла около 1887 г. (181 ферма). Затем, из-за сложностей с сельскохозяйственным инвентарём, лошадьми и т. п., начались сдача в аренду и отток: в 1894 г. в колонии осталось всего 136 ферм. Еврейское сельское хозяйство просуществовало до прихода гитлеровцев в 1941. Еврей, проживавший прежде какое-то время в колонии Львово, мог получить впоследствии фамилию-прозвище Львов по названию колонии. В России фамилии евреев были введены указом Александра 1 (в 1804 году), но окончательно это произошло в период с 1836 по 1844 год

В книге Александра Бейдера  "A dictionary of Jewish surnames from the Russian Empire" (1993), приводящей, в том числе, списки евреев, обладающих правом голосования в Государственные Думы в 1906, 1907 и 1912 годах, Львовы упоминаются преимущественно на юге Российской Империи: в Кишинёве, Херсоне,  Бахмуте, Слуцке, Гомеле и Александрии. Необходимо отметить, что правом голосования обладали только мужчины старше 25 лет, владельцы недвижимости, налогоплательщики, купцы и государственные служащие.

Согласно данным Государственного архива Днепропетровской области, во 2-й половине 19 века многочисленные Львовы проживали в губернском городе Екатеринославе (нынешний Днепропетровск) и уездном городе Павлограде.

 

2. Личные воспоминания одного из внуков Д. Е. Львова

 

Дедушка Давид очень любил садоводство. С особым трепетом он занимался "мичуринством": прививал, например, веточку груши на яблоневое или абрикосовое дерево, и затем, как за живым существом ухаживал за привоем. Ежедневно проверял есть ли изменения. С нетерпением ожидал экзотических плодов. Стволы деревьев в саду всегда были выбелены извёсткой, земля вскопана. Мы, внуки, мобилизовывались на вскапывание и побелку, но нас, молодых, это естественно, не слишком воодушевляло.

Дед готовил прекрасные сладкие вина, виноградные, яблочные, сливовые, абрикосовые и вишнёвые. В этой области у него было соревнование с папой. Но дед, по-видимому, знал какую-то хитрость, и его вина получались вкуснее. Особенно всем нравилась вишнёвая наливка и "пьяная вишня", отход производства. До сих пор помню огромные, литров на 10, бутыли толстого стекла, закрытые оранжевыми резиновыми сосками или корковыми пробками, из которых торчали тонкие стеляные трубочки для стравливания избыточного давления, соединённые с пережатыми оранжевыми резиновыми трубками. Эти конструкции стояли на веранде и в погребе под домом и таинственно булькали, а дед, как средневековый алхимик, периодически опускался в подпол и химичил вокруг них.

В саду было много цветов, самых разных. Розы нескольких видов. Помню, бабушка варила варенье из лепестков чайных роз. В саду всегда было много всякой живности: ежи, черепаха, кролики, голуби, собака. За всем этим дед заботливо ухаживал и активно привлекал к этому нас.

Дедушка Давид очень любил читать. Если отдыхал от работы, то только с книгой. Он и умер с книгой в руках. Читал всё: и классическую литературу, и фантастику, которой мы, дети, очень увлекались.